Корчемство (из словаря Брокгауза и Ефрона 1890-1907)

Корчемство — тайное изготовление, провоз и продажа предметов, обложенных акцизом или составляющих регалию казны (вино, пиво, табак, соль); всего чаще под К. подразумевают тайный провоз и продажу вина. В моск. Руси установилась питейная регалия, но народ не мирился с нею, продолжал по старинке сам варить пиво, курить вино, заводил тайные корчмы, а в царские кабаки не шел — там собирались одни лишь питухи. Корчемствовали все — воеводы, дьяки и головы, ведавшие кабацкими сборами, дворовые люди, крестьяне и дворники, стрельцы и солдаты, монахи и монахини.

Правительство энергично преследовало корчемников, налагая на них штрафы, которые выбивались правежом, подвергая наказанию кнутом, пыткам, конфискации всего имения и ссылке на Яик и в Сибирь, устанавливая для крестьян и бобылей тех сел и деревень, где открывалась К., круговую ответственность за умалчивание — но все эти меры оказывались бессильными. Развитию К. содействовал очень распространенный обычай — платить за работу не деньгами, а водкой, обычай, на который правительство жаловалось еще в XVII в. и который поныне держится в нашей деревне. В 1699 г. постановлено было считать корчемниками всех, кто «вино дает за работу или мастерство больше ведра».

Нередко корчемники отбивались от властей; для производства корчемных изъятий у стрельцов вызывали солдат, против солдат высылали стрельцов, и между обеими сторонами происходили кровопролитные драки. В течение всего XVIII стол. цена на вино увеличивалась беспрестанно, а вместе с этим развивалось и К., с быстротой, удивлявшей правительство и ставившей его в большие затруднения. Преследование К., как злоупотребления, наносившего ущерб казенным доходам, входило в обязанность камер-коллегии, которой с 1737 г. помогали обер-полицеймейстерские канцелярии в Москве и Петербурге.

Около Петербурга и на Ладожском озере учреждены были, для искоренения К., заставы, охраняемые воинскими командами. С этой же целью Москву окружили деревянными надолбами, но их скоро растащили, и потому город в 1742 г. окопан был земляным валом, который назван был камер-коллежским. С наступлением следующего откупа откупщики, называвшиеся тогда компанейцами, приняли вал в свое заведование, прозвали его компанейским и по всему протяжению его расставили солдат; вал этот охранялся еще в первой половине XIX стол.

В 1755 г. в Малороссии учреждены были заставы для «непропуска в великоросс. города соли и вина»; впоследствии такие заставы заведены были во всех городах. С 1751 г. до 1761 г. для борьбы с К. существовали в Петербурге, Москве и во многих других городах корчемные конторы, а во главе их — корчемная канцелярия, находившаяся в Москве и подчиненная камер-коллегии; для уничтожения К. и соединенных с ним многочисленных следственных дел Елизавета Петровна ввела один всеобщий откуп (см.), существовавший в течение 120 лет; но в действительности он только усилил К., и злоупотребления по делам о К. возросли.

Чтобы не допустить падения откупных цен, правительство вынуждено было усиливать кары за корчемство. Устав о винокурении 9 августа 1765 г. грозит дворянам, виновным в К., лишением чинов, кубов, казанов и права винокурения, а при вторичном обвинении — изъятием в пользу наследников движимого и недвижимого имущества и ссылкой на поселение в Оренбург тех из них, которые окажутся негодными для службы в солдатах. Крестьяне за К. подвергались, по круговой поруке, штрафу всем селением, «ибо не можно, чтобы в том селе или деревне, где К. производится, об нем известно не было»; в первый раз селение облагалось 25 коп. с души, во второй — 50 коп., в третий — 1 р., что, конечно, не освобождало от особого штрафа и др. наказаний непосредственных виновников.

Дворовые люди за К. отдавались в солдаты или ссылались в Оренбург. Купцов велено исключать из общества своих «честных» собратий и посылать в работу на горные заводы; духовных лиц за К. ожидало удаление со службы и т. п. Для предупреждения К. правительство, наряду с мелочной регламентацией провоза и продажи вина, принимало и особые меры; так, в 1767 г. «коронным поверенным» предоставлено было содержать на свой счет корчемную стражу (см.) и «осматривать щупами возы с хлебом, сеном и дровами, «однако не развязывая и не разбивая их». В условия о сдаче в откуп питейных сборов в великороссийских губерниях включались многочисленные постановления о К.

Различались обычно следующие виды К.: 1) К. с заводов (утайка выкуренного вина и т. п.); 2) К. насильственное, производимое по границе великороссийских губерний с привилегированными [В 1654 г. Хмельницкий, при вступлении в подданство Москвы, выговорил для Малороссии свободную продажу вина. В 1743 г. Елизавета Петровна в грамотах всем слободским полкам подтвердила право «шинки держать, вино курить и шинковать беспошлинно». Отсюда К. из слободских губерний в великорусские. В 1805 г. свобода винокурения в слободских губ. была уничтожена, но манифестом 1810 г. подтверждены все помещичьи привилегии на свободное винокурение в губерниях южных и западных, которые поэтому получили названиепривилегированных.], когда корчемники собираются партиями, провозят вино с насилием и вооруженной рукой; 3) К. обычное по той же границе, когда кто провозит или проносит для себя незначительное количество вина. Привоз вина из пределов другого откупа в черте великороссийских губерний, а также продажа и покупка вина помимо откупа, хотя и не именовались К., но преследовались наравне с ним. В 1824 г. в уездах, смежных с привилегированными губерниями, учреждены были при земских судах особые заседатели для прекращения К. (Существовали до 1863 г.).

В 1829 г., ввиду повышения откупных цен, установлены были временные правила для преследования К.: и прежде практиковавшаяся отправка корчемников в солдаты получила дальнейшее развитие, усилена была суровость процесса по делам о корчемстве (корчемники не выпускались на поруки), которые должны были рассматриваться вне очереди. Все эти меры по-прежнему оказывались бессильными для искоренения К., пустившего в народе глубокие корни вследствие ненормальной постановки всего питейного дела (см. Откупы). В 1840-х годах в Курской, Смоленской и Орловской губ. появились целые шайки корчемников, иногда в 100 чел. и более, которые нападали на корчемную стражу и воинские команды, а откупщики и стража их пользовались этим, обвиняя невинных в К. и в то же время подготавливая для себя оправдание на случай неисправного платежа откупной суммы. Уложение о наказаниях 1845 г., устанавливая для тайного провоза и продажи вина наказания, от денежных штрафов, с конфискацией вина, до ссылки, отказалось от термина К., который, по уничтожении откупов, постепенно исчезает из действующего законодательства, сохранившись в настоящее время лишь в названии корчемной стражи. Ср. Прыжов, «История кабаков в России» (СПб., 1848); Фирсов, «Русское законодательство о хлебном вине в XVIII стол.» (Казань, 1892).

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон 1890—1907

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>